Проф. Эдмунд Карлтон (США)

Эдмунд Карлтон

Гомеопатия в терапии и хирургии

Филадельфия, 1913

Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

Стриктура уретры

Я вылечил множество больных со стриктурой. Сначала я направляю усилия на восстановление выделений (о чем я говорю в других разделах книги). Если это удается, то моя задача упрощается. В таких случаях иногда бывает достаточно одного медикаментозного лечения.

Arnica. При рассмотрении лекарств, приведенных в рубриках "Гонореи — сикоза", не забудьте об Arnica, когда речь идет о травмах.

Graphites. "Стриктура уретры со внезапной остановкой потока мочи, после чего следует истечение длинными нитями слизи табачного цвета, либо вместо этого нескольких капель кровянистой воды; после мочеиспускания внезапно возникают императивные позывы в области головки члена, либо ощущение, что жидкость течет назад при запоре". Перелистайте страницы Материи медики и прочитайте раздел, посвященный коже, где вы встретите двойное выделение слов "Застарелые плотные рубцы". Если вы привычны читать между строк и размышлять, то этих намеков вам будет достаточно.

Natrum muriaticum антидотирует Argentum nitricum.

Natrum sulphuricum часто требуется после подавления болезни, при этом выбор лекарства основан на симптомах, указанных в разделе о гонорее-сикозе выше.

Nux vomica является антидотом ко многим лекарствам, вызывающим стриктуру. Умному все понятно с полуслова.

Pulsatilla — в описании лекарства почти не используется слово "стриктура", равно как и "простата", но по своим общим симптомам она полезна при обоих недугах.

Thuja излечивает некоторых больных, но на основании подобной совокупности симптомов, а не исходя из слова "стриктура".

Трудноизлечимые больные дополнительно требуют бужирования, реже разреза. Врач, который умеет хорошо обращаться с катетерами, быстро научится пользоваться бужами и расширителями. Умелое использование этих инструментов в сочетании с тщательными назначениями приведет к тому, что очень малому числу больных потребуется разрез. Сдавливающая ткань лучше абсорбируется при давлении, чем при разрезе.

При введении расширяющего приспособления или вскоре после его использования может возникнуть слабость, которую обычно быстро облегчает глоток воды и несколько подбадривающих слов. В противном случае в такой момент может потребоваться доза Gelsemium. Если наступит озноб, то временным лекарством станет Aconitum. Один из моих пациентов не мог выносить ни малейшего механического вмешательства без того, чтобы у него не случался озноб. Этот факт навел меня на мысль о том, как следует лечить этого больного. Aconitum, за которым последовал Gelsemium, а затем Ignatia, прекрасно помогли выздоровлению. Иногда после операции бывает показана Arnica (от травматизма). Еще чаще бывает нужна Staphysagria (она имеет сродство к утретре, особенно в глубиннной ее части, и обычно в связи с разрывами). Время от времени возникает нужда в Millefolium. Это бывает при сильных кровотечениях. После разреза почти всегда Calendula, возможно, Aconitum (страх, озноб) или Millefolium (кровотечение); все эти лекарства даются в потенции и перорально (см. "Раны").

А что делать с самыми тяжелыми больными, которым не помогают обычные методы? На помощь им придет искусство. Например, мне посчастливилось два раза провести петличную операцию. Некоторые назвали бы это неприцельной внешней перинеальной уретротомией, что укажет на способ, которым было проведено вмешательство, и на то, что уретра была совершенно непроходима. Я готов засвидетельствовать, что эта операция — наиболее утомительная и вызывающая раздражение из всех операций, проводимых в этой области. Кажется, Ван Бюрен (Мартин Ван Бюрен, 1782—1862, президент США с 1833 по 1837 гг. — Прим. перев.) говорил в таких случаях, что требуется "длинный день, ясный день" и все в таком духе. Когда я в работал хирургом в Гомеопатическом госпитале Уордс Айленд, которая теперь называется Метрополитен-госпиталь Блэквелл Айленд, как-то раз мне сказали, что одному пациенту нужна петличная операция. Эта операция должна была стать для меня третьей такой рода. Младшие врачи больницы упорно, но безрезультатно пытались добраться до мочевого пузыря через уретру с помощью мелких инструментов, среди которых были нитевидные бужи, и казалось, что эту трудность нельзя было преодолеть никаким иным путем, кроме вышеуказанного способа. Больной был уже на операционном столе, полностью готовый к операции, за исключением анестезии, которую в то время проводили тогда, когда были уже закончены все другие приготовления.

— Пока вы не дали пациенту эфир, скажите мне, пробовали ли вы большой расширитель?

— Нет, сэр.

Я поднес тщательно подготовленный расширитель № 18 (Am.) под прямым углом к телу, направив конец вниз, ввел его в уретру до поворота, повернул, прижимая конец к верхней поверхности уретры, и добрался до мочевого пузыря, не сделав при этом ложного отверстия. От трех до четырех дюймов (от 7,62 до 10,16 см. — Прим. перев.) плотной твердой ткани были ранее травмированы и, возможно, порваны, и требовали внимательности. Кровотечение не было сильным. Staphysagria 200С в воде сделала всю оставшуюся работу. Вскоре пациент был готов к выписке.

Орхит Орхит   Оглавление книги Эдмунда Карлтона Оглавление   Заболевания простаты Заболевания предстательной железы