Руди Верспур

Руди Верспур, Стивен Деккер (оба — Канада)

Стивен Деккер

Историческое развитие дозы и потенции. Ч. II

Глава XI книги "Динамическое наследие: от гомеопатии к врачеванию", 2000 г.

Перевод Зои Дымент (Минск)

11.3 Изменения, внесенные в 1837 году

Лишь через несколько лет Ганеман развил идею о жидкой дозе, которую следовало разделить и давать ежедневно.

Ганеман впервые объяснил этот метод в письме к Герингу — обосновавшемуся в Америке немецкому гомеопату.

В 1835 году Ганеман написал Герингу, описывая дальнейшее уменьшение дозы посредством назначения части ("разделенные дозы") лекарственного разведения, полученного путем растворения в воде крупинок лекарств в сотенной потенции. Эта уменьшенная доза допускала более частое повторение при постепенном улучшении хронических заболеваний, с постепенным повышением потенции путем перемешивания или встряхивания предшествующего разведения для каждой повторной дозы (Вильям Тейлор, "Развитие дозы и потенции в истории гомеопатии", статью можно прочитать здесь).

Детали этого метода были затем опубликованы в предисловии к 3-й части 2-го издания "Хронических болезней" (1837).

Опыт показал мне… что наиболее полезно при заболеваниях любого масштаба… назначать пациенту сильную гомеопатическую крупинку или крупинки только в растворе, а этот раствор — в разделенных дозах. Таким образом, мы даем лекарство, растворенное в семи–двадцати столовых ложках воды, не содержащей каких-либо примесей, при острых и очень острых заболеваниях каждые шесть, четыре или два часа; в случаях крайней опасности — даже каждый час или полчаса, по столовой ложке.
При хронических болезнях я обнаружил, что лучше давать дозу (например, ложку) раствора подходящего лекарства по крайней мере каждые два дня, чаще с каждым днем ("Хронические болезни", стр. 155–156).

Повторения были основаны на:

  • использовании одного и того же разведения (вместо того, чтобы готовить каждый раз новое в той же потенции), чтобы разделить дозу, и
  • небольшом встряхивании основного разведения каждый раз для предотвращения сопротивления в виде слишком сильного противодействия со стороны жизненной силы, а также встряхивании заключительного дневного раствора, используемого для получения суточной дозы — столовой ложки.

Но при приеме одного и того же лекарства повторно (что необходимо для лечения серьезной хронической болезни), если доза в каждом случае лишь немного различается и изменяется по степени динамизации, жизненная сила пациента спокойно и как бы охотно примет то же лекарство даже через короткие промежутки времени много раз подряд с лучшими результатами, каждый раз улучшая самочувствие пациента ("Хронические болезни", стр. 156).

В те дни, когда назначается только последняя [растертая] доза, а также когда она принимается внутрь, маленький флакон, содержащий капли, следует каждый раз быстро встряхнуть пять или шесть раз; также каплю или капли лекарства, разведенные в столовой ложке воды, следует хорошо размешать в чашке.

Лучше вместо чашки использовать флакон, в который налита столовая ложка воды, который затем можно встряхнуть пять или шесть раз, а затем использовать содержимое флакона полностью или наполовину в качестве дозы ("Хронические болезни", стр. 159).

Последняя цитата относится к использованию несколько иного разведения исходного раствора в теплую погоду, чтобы избежать употребления слишком большого количества алкоголя или древесного угля в качестве консерванта, который "все же нежелателен, на мой взгляд, для многих пациентов" ("Хронические болезни", стр. 159).

В это же время Ганеман продолжал использовать большее "разведение" силы лекарства посредством ежедневной ольфакции "в тех случаях, когда большая раздражительность пациента сочетается с крайней слабостью". Однако он должен был менять потенцию лекарства ежедневно, чтобы не повторить ту же динамизацию ("Хронические болезни", стр. 159–160).

При этом новом подходе, основанном на разделенных лекарственных дозах, Ганеман мог при хроническом заболевании повторять дозу ежедневно. Он также отмечал, что гомеопатическое обострение происходит скорее в конце процесса, чем в начале, и что это сигнал для перехода к другому лекарству.

Это следует продолжать до тех пор, пока лекарство все еще вызывает улучшение и пока не появились новые недомогания (такие, которые никогда не случались у других пациентов с этим заболеванием), так как в этом случае следует использовать новое лекарство ("Хронические болезни", стр. 157).

Ганеман дал новые указания для повторения:

  • во-первых, если суточная доза вызывает слишком сильную реакцию (противодействие), следует прекратить прием на день;
  • во-вторых, когда появляются и легко усугубляются симптомы самой болезни, повтор следует приостановить на несколько недель.

В любой день, когда лекарство вызвало слишком сильное действие, повторение дозы следует прекратить на один день. Если появляются симптомы самого заболевания, но они значительно обостряются даже при более умеренном использовании лекарства, приходит время прекратить использование лекарства на одну или несколько недель и ждать существенного улучшения ("Хронические болезни", стр. 157).

11.4 Развитие потенций LM (Q)

В последние годы жизни Ганеман разработал более широкую шкалу разведений. Он разводил лекарства в пропорции 1/50 000 (Q-, или как теперь часто называют, LM-шкала), и с этим подходом он познакомил в 6-ом издании "Органона" (которое, однако, не было опубликовано до 1922 года, а на изменения в назначениях не обращали серьезного внимания до 1950-х годов, когда о них написал Пьер Шмидт, швейцарский гомеопат).

Ганеман дал подробные указания по подготовке лекарств по новой шкале потенций.

  1. Вещество (один гран) растирают [с молочным сахаром, см. ниже. — Прим. перев.] до 3C.
  2. Один гран этого растирания растворяют в 500 каплях воды/спирта (пропорция 80/20).
  3. Одну каплю этого раствора помещают в другой флакон со 100 каплями спирта и встряхивают 100 раз.
  4. Одна капля этого раствора затем используется для увлажнения 500 мелких крупинок сахара, и это маркируется как первая потенция (I) — LM1.
  5. Одна крупинка затем используется, чтобы получить следующую потенцию, используя другие 100 капель спирта и встряхивая 100 раз. Затем 500 крупинок увлажняются и высушиваются, и это маркируется как вторая потенция (II) — LM2.

§ 270 …Один гран вещества трижды растирается в течение трех часов со ста гранами молочного сахара в соответствии с описанным ниже методом до тех пор, пока не составит одной миллионной части получаемого порошка. По причинам, приведенным ниже (b), один гран этого порошка растворяется в 500 каплях смеси из одной части спирта и четырех частей дистиллированной воды, одна капля раствора помещается в пузырек. К ней добавляется 100 капель чистого спирта и пузырек сто раз сильно встряхивается рукой, лежащей на твердом, но эластичном предмете. Это лекарство первой степени динамизации. Затем маленькие крупинки сахара следует смочить этим раствором и быстро распределить на промокательной бумаге, чтобы высушить; держать в хорошо заткнутом пузырьке с обозначением (I) степени потенцирования. Только одна крупинка из этого берется для дальнейшей динамизации, помещается во второй новый пузырек (с одной каплей воды, чтобы растворить ее) и затем динамизируется таким же образом со 100 каплями крепкого спирта посредством 100 сильных встряхиваний.

Этой спиртовой лекарственной жидкостью крупинки снова смачиваются, распределяются на промокательной бумаге и быстро высушиваются, помещаются в хорошо закупоренный и защищенный от тепла и солнечного света пузырек со знаком (II) второй степени потенцирования.

Процесс продолжается таким образом до тех пор, пока не будет достигнута двадцать девятая степень потенцирования. Затем со 100 каплями спирта посредством 100 встряхиваний приготавливается спиртовая лекарственная жидкость, с использованием которой тридцатая степень динамизации придается соответствующим образом смоченным и высушенным крупинкам сахара…

§ 270 прим. 6 …Метод же, описанный мной, напротив, позволяет получать лекарства высочайшего развития силы и очень мягкого действия, которые, однако, при правильном выборе, целительно* действуют на все пораженные части организма. При острых лихорадках малые дозы самых низких степеней динамизации таким образом улучшенных лекарственных препаратов, даже лекарств длительного действия (например, белладонна) могут назначаться повторно через короткие интервалы. При лечении хронических болезней лучше начинать с самых низких степеней динамизации и, если необходимо, продвигаться к более высоким, гораздо более сильным, но мягко действующим степеням.
* В очень редких случаях, если, несмотря на почти полное восстановление здоровья и при хорошей жизненной силе, остаются старые досаждающие местные нарушения, то не только разрешается, но даже настоятельно рекомендуется назначать в увеличивающихся дозах гомеопатическое средство, которое оказалось полезным, но потенцированным до очень высокой степени посредством многих встряхиваний рукой. Такие местные заболевания после этого могут исчезнуть удивительным образом.

Метод назначения по новому способу динамизации/потенцирования такой же, как и указано в "Хронических болезнях" в 1837 году.

§ 248 С этой целью мы вновь потенцируем лекарственный раствор (посредством 8, 10, 12 встряхиваний), из которого даем пациенту одну или (увеличивая) несколько чайных ложек, при длительных болезнях ежедневно или каждый второй день, при острых болезнях каждые два–шесть часов и в очень острых случаях каждый час или чаще. Таким образом, при хронических болезнях каждое правильное выбранное гомеопатическое лекарство, даже длительного действия, может назначаться ежедневно в течение месяцев с возрастающим успехом…

§ 248 прим. Приготовленный из 40, 30, 20, 15 или 8 столовых ложек воды с добавлением некоторого количества спирта или кусочка древесного угля, чтобы сохранить его. Если используется древесный уголь, он опускается в пузырек на нитке и вынимается, когда пузырек встряхивается. Растворения лекарственной крупинки (а редко нужно использовать более одной крупинки) тщательно потенцированного лекарства в большом количестве воды можно избежать, приготовив раствор только в 7-8 столовых ложках воды, и, после тщательного встряхивания пузырька, взять из него одну столовую ложку раствора, влить его в стакан воды (содержащий от 7 до 8 ложек), тщательно перемешать и дать одну дозу пациенту.

(В приводимом в статье тексте "Органона" указано, что стеклянный стакан имеет объем, равный "8–10 столовым ложкам". — Прим. перев.).

В случае с очень возбудимым пациентом процесс разведения должен продолжаться, чтобы "утончить" силу лекарства с помощью второго или третьего стакана.

(продолжение § 248 прим. выше) ...Если он необычно возбужден и чувствителен, можно чайную ложку этого раствора влить во второй стакан воды, тщательно перемешать и дать одну или более чайных ложек. Есть пациенты, обладающие такой сильной чувствительностью, что могут потребоваться третий или четвертый стаканы, приготовленные таким образом. Каждый такой стакан должен быть свежим, т.е. готовиться ежедневно.

(В приводимом в статье тексте "Органона" указано: "чайную или кофейную ложку". — Прим. перев.)

Таким образом, уникальная природа дозирования по методу Ганемана, приведенному в 6-ом издании "Органона", заключается не в использовании жидких разделенных доз или встряхивании матричного раствора. Она заключается в дальнейшем разведении лекарства на основе 1/50 000, в отличие от 1/100.

Ганеман ссылается на новый метод дозы и потенции, основанный на том, что первоначально берутся маленькие крупинки, "лекарственные крупинки" ("médicaments au globule"), по сравнению с предыдущим методом, который называется "капельное лекарство" ["médicaments à la goutte (drop)].

Может возникнуть вопрос, почему была необходима новая шкала разведений. Ганеман говорит нам, что использование почти ежедневных доз с немного изменяемой перед каждым приемом степенью динамизации матричного разведения, производит слишком сильный эффект. Похоже, что разведение 1/100 не смогло вместить повторные встряхивания, не создавая слишком большую силу в растворе. Бóльшая шкала разведений вмещает повторные встряхивания, и лекарство потом действует более мягким образом.

§ 270 прим. 6 В своих ранних указаниях я излагал, что одну каплю уже готовой потенции нужно добавить к 100 каплям винного спирта для дальнейшего потенцирования. Но тщательные опыты убедили меня, что это соотношение количества разводящего средства на количество лекарства, которое нужно динамизировать (100:1), оказалось, как было установлено, недостаточным, чтобы развить до высокой степени силу лекарства посредством ряда таких встряхиваний без специально применяемой большой силы, в чем меня убедили утомительные эксперименты. Но если взять только одну такую крупинку из 100 общим весом в один гран и динамизировать ее 100 каплями спирта, соотношение может быть получено 1 к 50 000 и даже большее, так как 500 таких крупинок едва ли могут абсорбировать одну каплю для их насыщения. При таком непропорционально более высоком соотношении между лекарством и разводящим веществом посредством многих последовательных ударов пузырька, на две трети наполненного спиртом, можно вызвать гораздо большее развитие лекарственной силы. А при таком малом соотношении количества разводящего средства и лекарства, как 100 к 1, если их с помощью мощной машины подвергнуть многим встряхиваниям, будут получены лекарства, которые, особенно более высоких степеней динамизации, действуют почти немедленно, но с огромной, даже опасной силой, особенно на слабых пациентов, не вызывая продолжительной мягкой реакции жизненного принципа…

LM (Q, пятидесятитысячная) шкала потенций, которую Ганеман упоминал только как "лекарственные крупинки", в отличие от "лекарственных капель" сотенной потенции, была разработана в 1838 году (за 5 лет до смерти Ганемана в 1843 году) с целью приготовления лекарств, еще лучше адаптированных для использования в разделенных дозах в лекарственном растворе (Вильям Тейлор, "Развитие дозы и потенции в истории гомеопатии", статью можно прочитать здесь).

11.5 Использование Ганеманом дозы и потенции: 17961816

1800—1801

1/18000 грана Aconitum, 1/2000 грана Capsicum, 10 гран Lathyrus cicera, 1/40000 грана Coraria, 1/400000 грана или 1/1600000 грана Pulsatilla, до 1/3840000000 Chamomilla, 1/1200 грана Nux vomica.

1802

Veratrum — 1/2000; Mezereum — 1/400000, Ledum — 1/200000; Oenanthe — 1/2000; Stramonium — 1/300000, Nux vomica — 1/2400; Belladonna — 1/12000; Aconitum — 1/1800000000000.

1803

Очевидно, Ганеман на время вернулся к низким разведениям, а затем стал использовать более высокие, например, Belladonna дошла от 1/100 до 1/12000, Nux от 1/24000 до 1/1200000. Однако Chamomila оставалась в разведении 1/3840000000 (эквивалентно примерно 18С). Некоторые лекарства все еще назначались в материальных дозах: Argentum — 4 грана; Ipecacuahna — 2 грана и т.д.

1809

Arsenicum в разведении 18С и Nux в 9C.

1814

Использование различных лекарств в разведениях 8C и 12C.

1816

Первое упоминание о потенции 30С встречается во втором томе "Чистой Материи медики", в которой также впервые содержится подробная инструкция для каждого вещества относительно дозы, на основе разведения и количества жидкости (Хаель, т. I, стp. 317).

Хотя Ганеман правильно осознавал динамическую природу лекарственного действия с самого начала (около 1800 года, если не раньше), ему потребовалось еще 10–15 лет, прежде чем он тщательно протестировал различные разведения и почувствовал себя достаточно уверенным, чтобы представить публике подробности относительно величины этих разведений. Он также разработал более последовательную систему разведений, основанную на метрической системе, формально введенной в революционной Франции в науку в то время, которую он назвал C, или сотенной шкалой.

В 1816—1822 годах Ганеман продолжал использовать различные разведения/потенции, от матричной настойки до 30C в некоторых случаях.

11.6 Использование лекарственных крупинок

В 1821 году мы видим первую официальную ссылку на тот факт, что Ганеман использовал маленькие крупинки из лактозы (размером с маковое зерно), чтобы разделить каплю раствора (Хаель, т. I, стp. 320). Одна капля могла смочить сто или больше таких крупинок. Таким образом, наряду с увеличением разведения (и, следовательно, соответствующей степени лекарства), Ганеман обнаружил, что ему необходимо уменьшить количество используемых потенций.

В период 18241827 годов Ганеман продолжал увеличивать потенции, даже рекомендовал Thuja в потенции 60C, и столкнулся с растущим сопротивлением со стороны медицинского истеблишмента. В то же время Ганеман продолжал использовать весь диапазон потенций, от МТ до высочайших разведений, но его самые восторженные последователи пошли еще дальше, чем осторожный мастер, и вскоре поднялись до 1,5М потенции (1500C). Основными сторонниками такого продвижения к высоким потенциям были д-р Гросс и Шретер в Германии и генерал Корсаков в России.

Растущая оппозиция медицинского истеблишмента к увеличению разведений лекарств, коренившаяся в материалистической парадигме, вызывала у Ганемана определенное беспокойство. Хотя он в частном порядке использовал все более высокие разведения, пытаясь лучше понять их действие, его настораживала осведомленность публики относительно этих высоких потенций из-за отсутствия у нее опыта, на котором можно было основывать определенные рекомендации. Во всяком случае, опыт Ганемана научил его, что четкие рекомендации относительно применения потенций в отдельном случае почти невозможны.

Как он отмечал во втором издании "Органона" (§ 303), степень разведения может быть определена только при тщательном наблюдении и аккуратном ведении данного пациента (Хаель, т. I, стp. 318). Этот дух осторожности в отношении ознакомления публики со своими открытиями был присущ Ганеману на протяжении всей его научной жизни.

В результате, говоря о разведениях, в 1829 году Ганеман стремился, по крайней мере публично, ограничить использование потенций уровнем 30C. Он писал д-ру Шретеру:

Я не одобряю ваши потенцированные лекарства, более высокие, чем XII и XXII — должно быть ограничение в этом вопросе, нельзя продолжать бесконечно. Но, если мы однозначно решаем, что все гомеопатические лекарства должны быть разведены и потенцированы до X [тридцатого сотенного. — Рихард Хаель], процесс излечения у различных гомеопатов должен оказаться однородным, и, если они описывают лечение, мы также можем работать по их следам, поскольку они работают с теми же инструментами, что и мы. Тогда наши враги не смогут упрекнуть нас в том, что мы не имеем ничего определенного, никакого фиксированного стандарта (Хаель, т. I, стp. 322).

В период 1829—1833 годов Ганеман начал заниматься почти исключительно методом ольфакции. Это означало нюхание одной лекарственной крупинки потенции 30C. Использование все более высоких потенций, а также работа Корсакова с превращением в лекарство сотен, если не тысяч пропитанных одной лекарственной крупинкой крупинок, должно было впечатлить Ганеман еще больше, чем динамичный характер лекарственного действия. Этот опыт нюхания одной крупинки относительно высокой (для его дней) потенции также является важным аспектом в истории двойных лекарств.

11.7 Встряхивания

Ганеман постоянно изменял рекомендации о числе встряхиваний определенного разведения. Вначале, при более грубом разведении, он рекомендовал встряхивать в течение нескольких минут. Позже рекомендация была изменена до ста, десяти или даже двух встряхиваний. Он понял, что лекарственный (динамический) эффект встряхивания выходит за рамки простого получения гомогенного раствора. Чем больше лекарство встряхивается, тем сильнее оно становится. Ганеман впервые развил понимание этого в первом издании "Хронических заболеваний" (1828 год). В 5-ом издании "Органона" (1833) он советует использовать два встряхивания вместо десяти ранее рекомендованных из-за слишком большого увеличения силы лекарства:

§ 280 прим. Гомеопатические разведения — не просто утончения лекарственных веществ посредством деления; трение или сотрясение лекарственных частиц, происходящее при каждом новом встряхивании, удивительно развивает силы, свойственные лекарству, и развитие это для меня так ясно, что в последнее время я предлагаю только два встряхивания для каждого разведения вместо десяти, как предлагал прежде.

В 1837 году он советует вернуться к десяти встряхиваниям в связи с изменением в методе назначения дозы. Ранее она была неделимой (крупинка растворялась в небольшом количестве воды), но теперь он назначал жидкую дозу в нескольких частях в течение нескольких дней или недель. Использование метода ольфакции сохранялось для наиболее чувствительных пациентов:

Когда я обычно назначал лекарства неделимо, каждое с небольшим количеством воды, в одной дозе, я обнаружил, что потенцирование в пузырьке с десятью встряхиваниями часто действовало слишком сильно (то есть, их лечебные силы развивались слишком сильно). Поэтому я посоветовал только два встряхивания. Но так как в течение нескольких лет я даю каждую дозу в разведении, которое не приводит к ухудшениям, распределяя дозу на 15, 20, 30 дней и более, теперь никакая потенция в пузырьке не окажется слишком сильной, если ее готовить каждый раз с десятью встряхиваниями. Поэтому я должен взять назад свои слова, сказанные по этому поводу три года тому назад в первой части этой книги на стр. 186 ("Хронические болезни", предисловие к третьей части 2-го изд. 1837 года. — цитируется по Хаелю, т. I, стp. 326).

Далее в предисловии к пятому и последнему тому "Xронических болезней" Ганеман говорит:

Но даже в 50-й потенции… самые маленькие крупинки, смоченные этим лекарством и растворенные в воде, могут и должны приниматься маленькими порциями, чтобы не оказывать слишком интенсивное воздействие на восприимчивых пациентов (Хаель, т. I, стp. 326).

Это мнение, что число встряхиваний влияет на динамичную природу лекарства (то есть, на его целительную силу), а также использование метода ольфакции, похоже, не было принято большинством гомеопатов, включая Хаеля (т. I, стp. 326).

11.7.1 Встряхивания и разведения

Ганеман понял, что оба элемента важны для развития внутренней духоподобной силы лекарства. Он также обнаружил, что использование встряхиваний и разведений были в некоторой степени взаимозаменяемыми. В примечании к § 270 5-го издания "Органона" он заявляет, что встряхивание само по себе повышает потенцию и динамизацию:

§ 270 прим. Некоторые гомеопаты, носящие с собой аптеку при посещении больных, причем лекарства необходимо подвергаются частому встряхиванию, утверждают, однако, что динамизация лекарств при этом будто бы нисколько не усиливается. Подобные заявления обусловлены единственно недостатком наблюдательности. Я растворил гран натра в лоте воды, несколько смешанной со спиртом и, наполнив этим раствором пузырек до 2/3 его вместимости, производил беспрерывное взбалтывание жидкости в продолжение получаса; полученный затем раствор по степени динамизации оказался не ниже 30-го деления.

(В переводе на англ. Даджена стоит: "носящие с собой лекарства в жидком виде". — Прим. перев.)

Действительно, Ганеман понял, что высокие потенции глубже воздействуют на живую силу человека. Он также обнаружил, что высокие потенции имеют более короткое начальное действие (то, что стало важным в использовании двойных средства — см. раздел "Consolidating Heilkunst and Prelude to Dual Remedies").

В 5-ом издании "Органона" (1833 год), в примечании к § 287 (которое присутствовал уже во втором издании 1819 г.), Ганеман пишет:

Чем больше мы разводим, сопровождая это динамизацией (с помощью двух встряхиваний), тем более быстрое и проникающее действие оказывает лекарство, по-видимому, влияя на жизненную силу и изменяя здоровье, и воздействие лишь слегка уменьшается даже тогда, когда разведение проводится все дальше… (Даджен, с. 148).

Один французский гомеопат второй половины 19-го века, Галлаварден, предложил использовать только встряхивания некоторой потенции для достижения той же силы, которую данная потенция достигает при использовании метода последовательных разведений/встряхиваний.

Галлаварден утверждал, основываясь на трудах Ганемана, что разведения и встряхивания — аспекты потенции, которые частично взаимозаменяемы, так как разделяют материю все больше и больше, освобождая "лучистую энергию":

До некоторой степени один фактор может заменить другой, предоставляя тот же самый продукт, девятьсот [30 разведений с 30 встряхиваниями каждый раз], что приводит примерно к 30 разведению. Когда последнее готовится таким образом, оно имеет такую же силу, как если бы было приготовлено с помощью тридцати последовательных разведений в тридцати различных пузырьках. Этот факт был признан… Ганеманом… [отмечая, что эксперимент, предпринятый Ганеманом, включал 900 встряхиваний, если каждое занимало 2 секунды] (Галлаварден, "Как излечить алкоголизм", стр. 96).

Именно это основание, по-видимому, используется некоторыми для получения высоких потенций без трудоемкого процесса разведения. Например, Йенихен для получения высокой потенции использовал большей частью, если не исключительно, встряхивания. Ганеман, видимо, сам имел некоторые потенции Йенихена и должен был использовать их:

В соответствии с экспериментальным учением Ганемана, чтобы все более и более разделить молекулы, составляющие каждое лекарство, и привести последнее в более излучающее состояние, Йенихен заменяет заданное число разведений заданным числом встряхиваний. Например, чтобы поднять Arsenic от 800-го до 2600-го разведения, он встряхивает пузырек 51000 раз, то есть по двадцать восемь раз при каждой промежуточной динамизации (Галлаварден, стр. 97).

11.8 Жидкая доза против сухой

Ганеман с самого начала растворял лекарственные вещества в воде. В 1798 году он рекомендует назначать 1/60–1/30 грана (0,001–0,002 гр. или 1–2 мг) "в растворе" (Хаель, т. I, стp. 312). В своем трактате о скарлатине в 1801 году Ганеман говорит о назначении дозы в одну каплю раствора сока мака (опиум) для ребенка 4 лет, но необходимо было развести эту одну каплю 10 чайными ложками воды и дать только одну или несколько чайных ложек для младших детей, в зависимости от возраста (Хаель, т. I, стp. 312).

В примечании Ганеман отмечает, что в качестве разовой дозы назначается одна капля, смешанная с водой, и смесь необходимо встряхивать:

Капли, назначаемые внутрь, следует непосредственно перед приемом энергично перемешать с 1–4 столовыми ложками некоторых напитков (вода или пиво!) (Хаель, т. I, стp. 313).

Таким образом, cуществовала идея встряхиваемых жидких доз. Хаель отмечает, что в рецептах 1803 года лекарство всегда давалось в жидкой форме, даже если оно было очень разведенным (т. I, стp. 315). В 1-ом издании "Органона" (1810) Ганеман предоставляет нам более зрелое размышление об использовании жидкой дозы, в основном при самоограниченных, так называемых острых заболеваниях. Каждое издание "Органона", вплоть до 4-го (1829) и включая его, содержит следующее:

Так как каждое лекарство действует наиболее точно и действенно в растворе, разумный практик даст лекарства в растворе, если не требуется вводить их в виде порошка. Все другие формы, в которых они до сих пор использовались (пилюли, кашки и т. п.), следует исключить, так как действие лекарства в такой форме на живые волокна остается неясным и неопределенным (Даджен, стр. 218).

Мы также находим в § 248, что "деление дозы (назначение ее через некоторые промежутки времени) имеет гораздо более сильное воздействие, по сравнению с назначением всей дозы сразу" (Даджен, "Органон", стр. 223). Эта идея позже станет основой для разделенной лекарственной дозы в период 1835—1843 годов.

Часть I статьи Веспура и Деккера Часть I    Часть III Часть III статьи Веспура и Деккера